Фанфики Про Тома Фелтона и Эмму Уотсон

Наградить фанфик «Никто не узнает»

Совершенно внезапно у меня возникла идея о возможности несовершенных отношений между ними.
P.S. к Джейд Оливии автор относится хорошо 😉

P.P.S. рекомендую саунд The Temper Trap — Soldier On

— Никто не узнает.

— Меня не волнует…

День на площадке, ночь с мыслями в потолок. Оба молчат. Потому что так проще.

«Она не будет моей».

«Ему нет дела до меня».

Он вошел так неожиданно, что несколько листов выпали из ее рук и разлетелись по полу. Наблюдая за тем, как изящно и бережно он подбирает бумаги, она зажмурилась.

Голос. Блаженство! Что он спросил.

— Мы еще не скоро будем ее снимать: Беллатриса, Гермиона и пытки.

— Весело. – «Да уж, конечно, я ее прекрасно помню». – А я там есть? (наклоняется через ее плечо, заглядывая в бумаги)

— Да. (Вздрагивает, отклоняется. Хмурится.) Изображаешь труса. – И вполголоса: — Как всегда.

Язвительно. Что с ней? Хорошо. Как вы с нами, так и мы с вами.

— Хм, ну, у меня такой персонаж, что поделать!

— Ты прекрасно вжился в роль, Том.

— А ты бесишься по каждому поводу и днями напролет торчишь с учебниками! Не надоело? Я даже не припомню, когда последний раз ты выходила из трейлера!

Начинает краснеть. Конечно, в последний раз, когда она это сделала, было… Впрочем, не важно, что было. Об этом они договорились забыть.

— О, хочешь, напомню?!

— Благодарю, мисс Всезнайка! (Хватает со стола первый попавшийся тюбик и швыряет его в угол. Тюбик лопается и его содержимое растекается по полу густой лужицей.) Такая же, как твоя Грейнджер. (Выплевывает слова и тычет указательным пальцем Эмме в лицо.)

— Эм? Ты свободна? Ой, ребят, я помешал.

— Дэн! – Она вскакивает с места и направляется в сторону вошедшего. – Конечно, нет, заходи. Мистер Фелтон уже уходит.

Трейлер Тома. На пороге Эмма.

— Извини за вчерашнее. Нет, правда. Я не должна была срываться на тебя.

— Я тоже сорвался… Эй, был тяжелый день. И еще этот дождь… думаю, сидеть нам до вечера здесь. Кофе?

Он широко улыбается.

Молчат. Том исподтишка подглядывает, как Эмма сжимает тонкими пальцами стакан из цветного стекла.

— Хорошо, спасибо. Ветеринар сказал, она теперь в полном порядке.

— Я рада. Хм, а Джейд?

Интересно, что он скажет…

— А на что она тебе?

— Интересно, спокойно ли ты спишь с ней после всего.

Он предупреждающе опускает подбородок.

— Мы договорились, Эм.

— Что никто не узнает. Но никто и не узнает. — Иронично ухмыляется. — А мне интересно!

— Вот как? (встает из кресла)

— Да, пожалуй. (встает из кресла тоже, отходит к окну)

Что-то бешено колотится у нее в груди. Бьется в горле. Сердце? Что же это. Хватит, прекрати! Медленнее, иначе выпрыгнешь.

Травы. Какой бешеный запах! Эвкалипт? Женьшень? Вдохнуть полной грудью, не упустить ни сотой доли аромата. Мягкие волосы пропустить сквозь пальцы. Мокро. Слеза на левой щеке. Скажи, на что мне она? та другая, если есть ты? Всего лишь сейчас. Пора прекращать. Не стоило начинать это безумие. Но никуда не деться, мы не можем контролировать наши эмоции.

Эмма уотсон и том фелтон фанфики фикбук

Транскрипт интервью для BBC

Джейн: Какие моменты тебе больше всего запомнились из съемок ГП2?
Том: Наверно, те же, что и Эмме (Гермиона), но у меня еще была сцена с метлой. Это так дико, видишь себя летящим на метле и думаешь: «Черт, как же я это делал?»

Фелисия: Что ты думаешь о своей популярности, особенно среди девочек? Ты видел посвященные тебе сайты в Интернете?
Том: Нет, не видел, но посмотрю. Я не очень стремлюсь встречаться с поклонниками. Когда идешь в Премьер или куда-нибудь вроде того, люди как с ума сходят – они готовы на что угодно, лишь бы ты подошел и поговорил с ними.

Лизо: Ты не считаешь себя сердцеедом — хоть немного?
Том: Нет, я бы так не сказал. Я просто Том.

Саманта: Я слышала, ты хорошо поешь – никогда не хотел стать музыкантом?
Том: Однозначно, нет – я не пою и дисков выпускать не собираюсь. Боюсь, что нет.

Лизо: Разве ты никогда не пел в хоре?
Том: Я тогда был совсем маленьким.

Стейси: Как ты относишься к Дэну Рэдклиффу? Вы друзья? Или враждуете, как в фильме?
Том: Мы друг друга ненавидим! Нет, конечно, мы друзья, потому что работаем мы где-то полчаса в день, а стальное время свободны, так что мы больше времени друзья, чем враги. Но когда мы в кадре, я его ненавижу и показываю это.

Рэйвен: Остались ли у тебя какие-нибудь сувениры со съемок?
Том: У меня остался слизеринский галстук – это с первого фильма, не со второго. Я попросил — их очень много было, для статистов, и мне его дали.

Лизо: А в школу ты когда-нибудь в нем ходил?
Том: Нет, но скоро будет «День Без Формы» — вот тогда и одену.

Сара: Устраивали ли вы какие-нибудь проделки во время съемок?
Том: Так много, что я даже не могу сейчас припомнить – каждые пять минут что-нибудь происходило, все постоянно развешивали какие-нибудь плакатики, с Камерон Диас, например, или с какими-нибудь смешными рожицами – все в таком роде.

Джоанна: Много пришлось использовать геля, чтобы заставить волосы так лежать?
Том: Рад, что кто-то, наконец, спросил об этом. У меня вся голова в нем была – в день уходило по баночке: половина – утром, чтобы их уложить, вторая половина – потом, как съемки начинаются – волосы растрепываются, и на тебя снова выливают тонну этой пакости. Ужас просто.

Кэтрин: Дай какой-нибудь совет людям, которые тоже хотят сниматься в кино?
Том: Это такая вещь — чем больше стараешься, чем больше ходишь на прослушивания – тем меньше получаешь. Если же расслабляешься и начинаешь вести себя естественно – все выходит как надо. Если сильно хочешь получить роль, то обычно ее не получаешь.

Наградить фанфик «Фелтсон»

Прохладный ветер ударил в спину, словно сдувая остатки сомнений, которые таились в укромном уголке души. Вдруг все стало не таким уж важным. Все, кроме этого момента, от которого начнется отсчет. Раз. Два. Три… Голос. Знакомый. Нужный. Сейчас.

Колесо обозрения на пирсе Санта-Моники освещается тысячами светодиодных ламп — зрелище, которое невозможно забыть. Бесконечный океан, словно на ладони, завораживал. Ощущение полета и невесомости, абсолютной свободы и счастья. Освобождая разум от прошлого, открывая двери для будущего. Прекрасное место для начала нового этапа. Прогуливаясь вдоль побережья Тихого Океана, Том и Эмма поднялись на головокружительную высоту.

— Спасибо, что пришла, Эмма.

— Я была недалеко, и… Мне показалось, что… — ее голос звучал неуверенно. Сомневалась? Злилась, что пришлось оставить свою шумную вечеринку и приехать сюда? К нему.

— Что твой звонок, будто глоток свежего воздуха, — странное ощущение. Почему она говорит это ему? Почему она чувствует эту необходимость быть рядом? Один звонок, пара слов. И она здесь. С ним.

— Это место такое… дух захватывает, — он смотрел вдаль, охватывая взглядом бесконечный океан, который действовал успокаивающе. Шумные волны пересекали океан его собственных мыслей, новых мыслей, которые в эту минуту рождались рядом с ней.

— С тобой не страшно покорять высоту, а знаешь, я ведь боюсь, — девушка сама не заметила, как они оторвались от земли, кабинку слегка качнуло, колесо медленно запустило свой первый круг.

Минуту они просто молчали, слушали шум волн, благодарили ветер, что оставлял на лице прохладу, которая была просто необходима им. Нет нужды в лишних вопросах, на лицах давно застыли ответы, которые много лет не озвучивались друг другу.

Странная. До одурения странная магия притяжения. Спустя годы.

— Нужно что-то сказать, да? — краешком губ он улыбнулся и посмотрел на нее спокойным, таким родным, взглядом.

— Можем и помолчать, — она улыбнулась в ответ, — у нас это неплохо получается.

Дальше вопрос, который выбил дно из-под ног, будто оба падают вниз и не приземляются. Замерли. Ветер не веет с юга. Волны застыли, все до единой. Одно дыхание на двоих.

— Я ведь тоже тебе нравилась?

— Теперь это неважно, — Том избегал ее глаз, зачем она спрашивает о прошлом, когда он сам не знает, что было в прошлом? Да и неважно, было и было. Он здесь для того, чтобы писать будущее.

— Ответь, Том, пожалуйста. Ответь же! — шепот, который, казалось, разносился эхом в его голове.

Прошлое должно оставаться в прошлом. Признать, что все было ошибкой — глупо. Прошлые отношения были опытом, и, наверное, большой частью его жизни, без которой он себя нынешним не представлял. Разбирать по полочкам юношеские амбиции сейчас смысла не имело. Все в прошлом. Важно только то, что будет сейчас.

Достигли самой вершины.

Вместо ответов он притянул ее к себе и жадно поцеловал эти губы, которые столько лет нагло молчали. Губы, которые столько лет ждали этот поцелуй, которые без сопротивления отвечали ему сейчас. Вместо тысячи несказанных слов — один честный поцелуй. Эйфория.

Теперь не падали, а поднимались ввысь к берегам неба. Эмма стояла перед ним с закрытыми глазами, боясь, что проснется и рухнет вниз. Один из обычных снов, когда падают с обрыва в бездну и резко просыпаются. Нет, только не сейчас, пусть не заканчивается. Пусть.

— Заткнись, Фелтон. Дай еще немного досмотреть этот сон.

— Ты — самый сладкий сон…

— Ты — самый красивый кошмар…

— Тш-ш… — он пропустил пальцы сквозь гущу ее волос, вдыхая нотки ее духов: удивительный запах амбры со свежестью морского бриза. Когда руки коснулись ее шеи, по телу ударило током, миллион крошечных иголочек, ни с чем несравнимое чувство. Затем он поцеловал уголок ее рта и нежно прикусил нижнюю губу. Теперь его поцелуи были легкими, приносящими наслаждение. Теперь они — Том и Эмма.

— Расскажи мне о любви. Любить — это как?
— Любить — значит, жить. Дышать, быть счастливым. Любить — значит, быть верным. Себе, ей, своим привязанностям. Посмотри в глаза. Что ты видишь?

— Вижу твои стеклянные серые глаза. Кажется, мне нравится, как они смотрят на меня. Я ведь не знаю, нравятся ли в самом деле. Может быть, я их раньше любила? До того, как забыла, как любить.

— Мои глаза всегда смотрели на тебя с любовью. Я покажу тебе, как надо любить, расскажу, что такое любовь. Доверься мне. Дай мне руку.

— Перерыв 30 минут.

— Мисс Уотсон, жду в трейлере для репетиции следующей сцены, — Том подмигнул со знакомой хитрой улыбкой на лице. Она знала, что репетиции никакой не будет, но ни минуты больше не собиралась оставаться на съемочной площадке. Безоговорочно следуя в трейлер Тома Фелтона.

— Так, что там у нас в следующей сцене, — стоило ей войти внутрь, как она оказалась в жарких объятиях мужчины, которого она хотела, которого получила, который ежедневно показывал ей, что такое любовь. Любовь — это весь мир, коим они стали друг для друга. Столько потерянных дней, которые нужно было возмещать, жадно ловить каждую секунду, проведенную вместе.

— В следующей сцене он срывает с нее одежду, эти чертовы пуговицы осыпаются на пол, он сходит с ума от ее запаха амбры со свежестью морского бриза. И… да, — его губы впиваются в ее шею, кусая нежно, не оставляя следов, она прогибает спину, обнимая руками его, уже голый, торс.

— Мне нравится то, как ты смотришь на меня.

— Этого нет в сценарии, — она улыбается игриво, снимая ремень с его брюк. Он обнимает ее за талию, секунда… и вот его губы требовательно срывают поцелуи. Мало. Этого мало настолько, что хочется уже поскорее ощутить ее всю. Всю без остатка, ничего не пропустить.

— Тогда пусть это останется за кадром, — шепот, который уносит за пределы разума. Это волнение… страх быть застигнутыми в открытом трейлере… напряжение… Адреналин разжигает страсть, иглами разлетающуюся по каждому миллиметру тела.

Они — одно целое. Фелтон и Уотсон.
Фелтсон.

В первый день съемок они дали себе обещание репетировать в перерывах как можно чаще. Чтобы не пришлось переснимать по несколько дублей. Все-таки ответственный подход к съемочному процессу — одно из наиболее важных качеств профессионального актера.

Фанфики Про Тома Фелтона и Эмму Уотсон
  • Фанфики про эмма уотсон и том фелтон;
  • Мои любимый том фелтон эмма уотсон;
Друзья, а вам понравилась статья?
Оставьте комментарий или заходите в нашу группу 👉
Юмор и свободное общение со сверстниками, для тех кто навсегда застрял в 2000-х 💖


Adblock
detector